Премьерные показы спектакля «Сорочинская ярмарка» на Большой Конюшенной прошли при полном аншлаге. На обложке программки очень лаконично: СОРОЧИНСКАЯ ЯРМАРКА. ПРЕМЬЕРА. Жанр предусмотрительно не указан. Мюзикл? Но ведь практически никто не поет при том, что очень много и зажигательно танцуют, скорее, даже – пляшут. Может быть, «танцевальная драма», как было указано на афише недавно прошедшего на исторической сцене Мариинки китайского спектакля «Конфуций»? Пожалуй, что и так. Впрочем, какая разница, если успех оказался ярким, оглушительным и бесповоротным.

Действие начинается из зала: «гарна дивчина» в ярких разноцветных лентах, размахивая руками и будоража зрителя, глядящего в тревожном ожидании на пустующую сцену, бежит по левому проходу от входных дверей к сцене с криком «Ярмарка!», а на подмостки тем временем вылетают другие дивчины и парубки и принимаются лихо отплясывать под музыку, сочиненную специально для спектакля композитором Антоном Андреевым. Музыка тонально и инструментально стилизована под архаику, звук бандуры – она, конечно, не гениальна, но вполне функциональна, как добротный, стилистически выверенный саундтрек.

Плясовая увертюра длится не меньше пяти минут, и, положа руку на сердце, зрителю совсем не хочется, чтобы эта красочная дискотека заканчивалась. Танцевальные способности и навыки актерской труппы Театра Эстрады приятно поражают. Вообще-то при таком раскладе можно было поставить имя хореографа Ирины Ляховской через запятую с постановщиком Ильей Архиповым – пожалуй, самым известным и наиболее успешным театральным режиссером из молодого поколения учеников Юрия Гальцева. Он уже успел поставить в театре несколько детских спектаклей, которые пользуются заслуженным вниманием и любовью зрителя – и взрослого, и маленького. В качестве актера он задействован в «Божественной комедии», «Золушке», «Шуры-муры» по Шукшину и некоторых других спектаклях Театра эстрады.

Но «Сорочинская ярмарка» – это жёсткое 18+, она вся пересыпана шутками ниже пояса в стиле петрониевского «Сатирикона» или боккаччиевского «Декамерона». Гоголь, конечно же, был более стыдлив и целомудрен, насколько мы можем судить по его творчеству и биографии. Впрочем, режиссерское видение молодого постановщика имеет полнейшее право на существование – и лично я только «за». Потому что никакого объективного взгляда, на самом деле, не бывает вовсе: все мы субъекты, а не объекты, и каждый смотрит со своей колокольни.

К слову, общие приемы сценографии в смысле ее намеренной архаизации и, с позволения сказать, дадаизации пластики движений, диалогов и массовых мизансцен чем-то напоминают кинопоэтику Пазолини – конкретно, его знаменитую экранизацию нескольких новелл Боккаччо,  носящую то же название, что и первоисточник.

В общем, «Сорочинская ярмарка» Ильи Архипова – это, конечно же, для взрослых, но для умных, с хорошим чувством юмора и вкуса взрослых. «Сорочинская ярмарка» – не единственная новелла Гоголя, использованная Ильей Архиповым в его постановке: присутствуют также сюжеты из «Вия», «Майской ночи», «Пропавшей грамоты», что и позволяет применить к спектаклю термин «Гоголь-гала». Во время застолья – чудеса сценической техники! – прямо посреди стола возникает гроб с панночкой, она же воскресшая ходит по сцене.

Великолепен реквизит: свиное рыло, воронье крыло и голова со зловеще сверкающим клювом у цыганки, сам Сатана в красной свитке с витыми, как у горного козла, рогами периодически совершающий зловещий проход по сцене. Всей этой демонически прекрасной роскошью мы обязаны художнику по костюмам Алёне Песковой. Думаю, Гоголь как человек театра par excellence очень порадовался бы такому пышному цветению красок и образов – которых нам, как некогда и ему на берегах Невы, так не хватает среди нашей серой и унылой северной природы, где вечно серое небо подчеркнуто серостью асфальта, гранитных набережных и серых фасадов большинства зданий! 100 оттенков серого…

Малороссийское разноцветье и ярмарочное веселье из Больших Сорочинец для жителя Санкт-Петербурга в этом смысле – праздник, настоящее спасение от тоски, сплина, уныния и бесконечной осенне-зимней депрессии. А как радует сочная малороссийская речь Гоголя со всеми этими парубками, цибулями, буряками, голопупенками, «пьяными жидами» и «голодными москалями»!

Будто сам выпил кухоль доброй горилки с борщом и закусил галушками со сметаной – теми, которые сами в рот запрыгивают!

Артистам играть такое явно в радость, и играется им от души. Прекрасной исполнительнице главной роли, умелой танцовщице Анне Дворяненко я бы посоветовал для этой роли немножко подзагореть – на югах или в солярии, как уж выйдет – так как ей приходится иной раз появиться на сцене в неглиже. А всем актерам вообще неплохо было бы добавить настоящего украинского выговора, акцента, который несложно снять с произношения носителей языка. Можно пересмотреть «Свадьбу в Малиновке», перенять la prononсiation, например, у того же, Попандопулы.

В любом случае, полагаю, что спектакль Илья Архипова может спокойно и уверенно рассчитывать на заслуженные внимание и успех у благодарной публики. Лично я в конце представления искренне кричал  “Браво!!!”