Тимофей Сидякин. Фото: В. Кочнов 47today.ru

Губернатор Дрозденко поставил задачу внести в государственный кадастр недвижимости 2/3 от общего числа границ участков до конца этого года. Скажите, а почему это не произошло раньше? И какова ситуация с внесением в кадастр в Ленинградской области по сравнению с другими российскими регионами?

Активная работа органов государственной власти и местного самоуправления по данному вопросу началась с момента выхода распоряжения правительства Российской Федерации от 31 января 2017 года, которое называется достаточно интересно: Утвердить целевые модели упрощения процедур ведения бизнеса и повышения инвестиционной привлекательности субъектов Российской Федерации. Этот документ включает в себя 12 моделей, среди которых были, в том числе, модели по профилю архитектурной и градостроительной деятельности, управления имуществом, и, в том числе, две модели наши. Это регистрация права собственности и постановка на кадастровый учет. Смысл реализации этих моделей состоит в решении тех ситуаций, когда гражданин, а точнее, предприниматель должен иметь возможность самостоятельно, используя открытые источники информации, получить нужные ему сведения, и с их помощью реализовать свои гражданские права или предпринимательские задумки.

Слово «границы» понятно всем: границы есть у любого субъекта федерации: у краев, республик, областей, городов. Границы есть у муниципальных образований и у населенных пунктов. Кроме того, границы есть у таких объектов землеустройства, как территориальные зоны, зоны особо охраняемых территорий, зоны охраны объектов памятников самого разного значения и т.д.

То, что нас интересует и то, что сегодня внесено в целевые модели – это границы между субъектами Российской Федерации. В частности, Ленинградская область граничит с пятью субъектами, это: Карелия, Вологодская, Псковская, Новгородская области и город Санкт-Петербург. В установленные сроки в сотрудничестве с соседними субъектами определить и внести в ЕГРН сведения о координатном описании разграничения между указанными субъектами. Нас также интересуют территориальные зоны, т.е. зоны, определенные правилами землепользования и застройки в населенном пункте или в муниципальном образовании возможные виды разрешенного использования и ведения бизнеса или иной хозяйственной деятельности. Существуют зоны промышленности, торговли, жилья, сельскохозяйственные и проч.

Если мы представим себе населенный пункт – такой средний городок тысяч на триста, не будем брать Санкт-Петербург, он очень большой – территориальные зоны на теле этого населенного пункта будут как лоскутное одеяло. На одной территории люди живут,  и там разрешено строить жилье, скажем, до пяти этажей высотой, в другом месте люди работают, в третьем отдыхают.

И что в связи с этим интересно предпринимателю? Если я начинающий бизнесмен, и у меня есть понимание того, каким бизнесом я хочу заниматься, например, я хочу открыть пекарню, я для этого должен найти небольшой земельный участочек площадью 8-10 соток для того, чтобы на этой территории построить пекарню и магазин. У меня есть понимание, где я возьму деньги, и теперь – куда мне бежать, чтобы узнать, можно ли в этом месте, которое я выбрал, осуществлять этот вид деятельности? Если у нас эти сведения внесены в ЕГРН, то они отражаются на публичной кадастровой карте. Мы сейчас с вами говорим об идеале, потому что на сегодняшний день публичная кадастровая карта – не до конца завершенный ресурс.

Её в публичном обороте нет?

Есть, но пользоваться этим инструментом как абсолютно правильным пока еще нельзя.

Конкретный вопрос. Скажите, неужели на сегодняшний день нет точных границ даже Санкт-Петербурга и Ленинградской области?

Нет. Более того, я вам скажу, что эта работа запланирована до 2021 года. А город растет, постоянно строится, поэтому сегодня сложно понять, в каких границах он должен быть. В связи с тем, что приняты основные документы, регламентирующие деятельность города как субъекта федерации, приняты документы, регламентирующие деятельность органов архитектуры и градостроительства, то мы с вами имеем текстовое описание границ. То есть мы знаем, по какому шоссе, по какой дороге, по берегу какого притока Невы проходит эта граница сегодня. А вот координатного описания у нас сегодня нет. И для того, чтобы это координатное описание между двумя субъектами появилось, нужна организация работы достаточно серьезной профессиональной группы людей, которая помимо того, что просто на местности эти точки снимет и нанесет их на соответствующий документ, и внесет их в соответствующую программу, но и определит все точки соприкосновения с точки зрения взаимоисключения конфликтов, территориальных притязаний друг к другу. А как бы это ни было странно и смешно, таковые тоже существуют.

Выполняются ли сроки работ, установленные губернатором? Есть ли задержки? Рассматриваются ли заявки муниципальных организаций в приоритетном режиме?

С такими заявлениями обращаются только муниципалы, потому что они являются заказчиками этих документов. На основании их заказа разного рода организации документы исполняют. И соответственно органы самоуправления к нам обращаются. На сегодняшний день у нас в работе около 1300 заявок. Те показатели, которые мы себе ставим в соответствии с целью и моделями на 2018 и начало этого года, у меня есть уверенность говорить, что мы их достигнем.

Но в этой работе, как и в любой другой, связанной с деньгами, заложенными в местные бюджеты, всегда есть некие факторы, влияющие на скорость исполнения.

Эти работы финансируются не из областного бюджета?

По-разному, как договорились муниципалы с областниками. Есть районы, в которых эти деньги заложены в муниципальных программах и они их тратят сами. Есть районы, где эти деньги не заложены, и они спешно бегут в область просить там.

Это же полный хаос…

Уже нет, это было хаосом полгода-год назад. Вот посмотрите: доля муниципальных образований с утвержденными генеральными планами – 100 %, доля муниципальных образований с утвержденными правилами землепользования – 100%.По этим показателям мы выполнили целевую модель полностью. На 1 января 2019 мы внесли 972 зоны, что составляет 26%, как требует график.

Другое дело, что работа на этот год предстоит, безусловно, большая, но она же активно ведется. На сегодняшний день и муниципалы, и мы к этой работе более подготовлены, потому что мы ей занимались на протяжении более, чем полутора лет. Сегодня, по крайней мере, уже все знают, куда идти и что делать. Да, не все документы, которые нам присылают органы местного самоуправления, мы сразу же вносим: из десятка половина возвращается. Потому что здесь необходимо быть внимательным, пользоваться актуальными сведениями, быть профессиональным и проч. Масса факторов влияет на качество этой работы.

Чувствуется ли у вас кадровый голод, как, например, в работе МФЦ?

А в МФЦ нет кадрового голода. Если вы вспомните, каким образом создавалась эта организация, для каких целей, а создавалась она для того, чтобы отделить заявителя от исполнителя услуги. В целях предупреждения коррупционных проявлений в свое время было принято решение создать организацию, в которую человек мог бы прийти и в одном месте подать заявление на осуществления всех видов государственных и муниципальных услуг, но при этом, чтобы тот, кто принимает это заявление, никакого отношения к самому процессу исполнения этой услуги не имел.

В нашей целевой модели есть два показателя по этому поводу. Они так и называются: качество приема и сканирования документов МФЦ. Доля ошибок, допущенная сотрудниками МФЦ при приеме документов у граждан на государственный кадастровый учет, в том числе, с одновременной регистрацией прав, это полнота и комплектность документов в общем количестве. Цель, которую мы должны достигнуть, 0,2% ошибок, а по факту у нас 0,1%.

С МФЦ мы ведем работу уже давно, более того, многие сотрудники МФЦ – это наши бывшие люди, которые ушли от нас, когда у нас забрали прием. Мы с МФЦ взаимодействуем в день несколько раз. Поэтому говорить о плохом качестве работы МФЦ я не могу.

Приглашаете ли вы на работу сотрудников, уволившихся при прежнем руководстве?

Я сейчас даже не смогу вам этого сказать. Если говорить откровенно, у нас достаточно серьезная ситуация с кадрами в том числе потому, что у нас достаточно низкая зарплата. Наши сотрудники, как и любые федеральные служащие, в среднем получают достаточно невысокую, особенно для столичного города, зарплату – около 32 тысяч рублей в месяц. Это федеральная тарифная сетка. И большинство увольняющихся увольняются именно по причине низкой зарплаты. Держимся мы на том костяке, который был все время.

Поделитесь статистикой: сколько границ населенных пунктов уже внесено на данный момент, и когда планируется внести оставшиеся?

Практически по всем показателям наша цель на 2019 год – это 90%. Сколько всего, не скажу, сами не знаем. На сегодняшний день всего внесено сведений о координатном описании границ, зон, территорий почти шесть с половиной тысяч. Здесь всё – и населенные пункты, и муниципальные образования, территории охраны, объекты культурного наследия.

Какие кампании наиболее успешно работают у вас?

Не назову. Я даже их не знаю.

Бывает ли такое, что район предоставляет вам своего сотрудника в помощь для скорейшего внесения необходимой информации?

Нет, потому что у нас нет для этого необходимости. Если мы обнаруживаем недостатки или ошибки в подготовленных документах, мы связываемся с районом, доводим до них эту информацию, и дальше работаем сами.

Заявитель нам предоставляет диск с информацией, записанной в CD-формате. В этой информации могут быть два вида ошибок – технические и фактические. Как только мы загружаем диск в программу, мы обнаруживаем технические ошибки. И составляем соответствующий лист ошибок и сообщаем заявителю. А уже дальше смотрим на фактические ошибки. Нам непосредственно сотрудники муниципалитетов здесь не нужны. Но при этом мы находимся с ними на связи.

Какие проблемы возникают при внесении в кадастр территориальных зон, и каким образом они решаются?

Самая главная проблема – это пересечения. Пересечения с лесным фондом – большая беда наша в Ленинградской области, с землями обороны ситуация более или менее уже устаканилась. Здесь еще и лукавят муниципалитеты – постольку, поскольку за последние 30 лет жизни в новом времени территории населенных пунктов выросли, стали больше. Конечно, хочется и приятно жить в лесу, у водоема. Поэтому муниципалитеты, рисуя территориальные зоны, часто захватывают земли Лесфонда.

Если брать статистику, то территории, ранее использовавшиеся под сельскохозяйственное производство, километров на 70 вокруг Питера во все стороны, переведены под ИЖС, и на этих территориях сейчас размещаются садоводческие или дачные некоммерческие товарищества и прочее.

Внесение в ускоренном режиме сказывается на качестве выполняемых работ?

Нет, по одной простой причине. Наш программный комплекс сделан таким образом, что если он устанавливает пересечение, то он не дает завершить процесс положительно. То есть наш сотрудник не может нажать кнопку «завершить» – не работает. Там горит красный огонечек, и пока мы не изменим вводные, технически ничего не получается. Есть такой тяжелый момент. Вставили мы диск, и программа начинает проверять, накладывать координаты на диске на координаты в программном комплексе. И вот этот процесс автоматического сопоставления координат может занимать до нескольких часов. Соответственно, если говорить о времени нашей работы, то если нам дали, скажем, десять пакетов, то один человек может их рассмотреть, если они маленькие, а может успеть всего два, если они большие. Но мы справляемся, нашли способы.

Как внесение в таких масштабах может сказаться на гражданах при постановке ими своих участков на кадастровый учет?

Безусловно, мы не видим в своей базе участков, которые поставлены на учет, которым присвоен кадастровый номер, но у которых нет нормальных координат. Что происходило за многие годы работы? Многие кадастровые инженеры, работая на самых разных территориях, применяли самые разные системы координат. Система координат могла быть как городская, так и областная. Более того, кадастровые инженеры могли использовать местные системы координат. Это все привело к тому, что мы наблюдаем многочисленные пересечения. Как мы с этими пересечениями работаем на сегодняшний день? Если такие пересечения есть, мы их обнаруживаем сами и сами их исправляем. Если же мы эту ошибку сами не можем обнаружить, но ее обнаруживает заявитель, который потом присылает нам вопрос, мы даем ему рекомендации, как эту ошибку наиболее быстро исправить.

А если возникают споры по участкам?

Мы не являемся стороной спора, мы просто вносим объективную информацию, утвержденную органом местного самоуправления. Поэтому если у бизнесмена земельный участок, на котором он занимается одним видом бизнеса, попал в зону, которая ведения этого вида бизнеса не предусматривает, то это его спор с органами местного самоуправления. Но мы думаем, что подобного рода споров будет немного, потому что пока мы не видим массово таких ошибок.

По информации организаций, выполняющих работы, в настоящее время существуют большие просрочки при оформлении территориальных зон. Как с этим быть?

Вот смотрите. Зашла к нам территориальная зона, есть срок ее рассмотрения, предположим, 30 дней. Мы проверили ее и отправили заявителю уведомление о невозможности внесения с перечислением ошибок. Получается, что фактически мы можем внести эту зону не в течение 30 дней, как это положено по правилам, а в течение 60-70-80-ти дней, когда мы исправим все ошибки. Получается, что мы тратим время на переписку, связанную с устранением недостатков. Но мы учимся вместе со всеми, поэтому качество нашей работы и работы наших контрагентов растет. И скорость внесения зон у нас возрастает. Но еще раз: 1300 заявок у нас в работе, а в отделе 10 человек. Мы отдел усиливаем, освобождаем их от другой работы, но мы ведь за последние три года с 600 человек сократились до 280. По нам тоже прошлась оптимизация, а работы-то меньше не стало. А вот этой работы, о которой мы с вами говорим, вообще не было три года назад, а теперь она есть.

Кадастровая палата оказывает платные консультации. Возможно ли в рамках такой консультации получить информацию о поданной заявке? Пользуются ли спросом подобные услуги?

У нас есть платный прием, и на платный прием к нам, как правило, приходят профессиональные участники рынка. И, как правило, приходят кадастровые инженеры в связи с поданными ими заявками. Потому что у них появляется возможность напрямую поговорить со специалистом, который может разъяснить какие-то вопросы, возникшие при исполнении или при устранении кадастровым инженером ошибок, допущенных в техническом плане. А дальше у нас есть консультация – эта деятельность тоже платная, но за консультированием к нам обращаются, как правило, граждане для выяснения вопросов, как себя надо вести в тех или иных ситуациях, связанных с оборотом земельных участков, со строительством и проч.

Беседовал Вячеслав Кочнов