ВЛАДИМИР АЛЬТШУЛЕР. ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ ХУДОЖНИКА – УВИДЕТЬ МИР ПО-СВОЕМУ

29 сентября Владимир Альтшулер – замечательный петербургский дирижер, заслуженный артист России (1997), кавалер ордена Дружбы (2014), профессор СПб Консерватории, а также просто любимец филармонической публики города на Неве, знакомой с его творчеством по концертам Академического симфонического оркестра (АСО) в Большом зале Филармонии в течение уже более полувека, отмечает свой 75-летний юбилей. В связи с этой знаменательной датой маэстро любезно согласился ответить на вопросы корреспондента «47today».

0
873

— Маэстро, с каким чувством Вы подходите к юбилейной дате? Юбилей – это время осмысливать пережитое, подводить итоги и строить новые планы или у Вас это как-то по-другому?

Я никогда не предполагал, что мне будет 75 лет. Мне казалось раньше, что это очень почтенный возраст. Я видел людей, которые в этом возрасте напоминают старцев. Но, оглядываясь на своих коллег и друзей из среды музыкантов, я вижу другую картину: очевидно, когда человек профессионально занимается искусством, постоянно выходит на сцену, он должен поддерживать себя в определенном физическом состоянии, а тем более в состоянии эмоциональном и интеллектуальном. Я ничего такого особенного не замечаю и не вижу, что нужно подводить итоги. Я чувствую, что я хотел бы и могу работать и дальше, пока в мне есть какая-то потребность и у публики, и у моих любимых студентов.

— Что бы Вам хотелось еще сыграть – из еще не игранного, если такое есть, а, может быть, что-то новое?

Владимир Альтшулер - фото предоставлены Пресс-службой СПб Академической Филармонии
Владимир Альтшулер, фото предоставлены Пресс-службой СПб Академической Филармонии

— У меня в этом сезоне совершенно замечательные программы. Я очень благодарен и руководству Филармонии, и лично Евгению Дмитриевичу Петровскому, с которым мы эти программы готовили. Первая из них посвящена Александру фон Цемлинскому, композитору, которого у нас очень мало играют, но который был другом Шёнберга, общался со своим кумиром Густавом Малером, был очень известен и популярен в Вене эпохи Модерна и начала Экспрессионизма. Я буду играть его «Русалочку» – это довольно-таки большое симфоническое произведение где-то на 45 минут, написанное по сказке Андерсена. Я его никогда ранее не играл, это очень интересное и очень сложное произведение. А во втором отделении будет знаменитый и любимый публикой Второй фортепианный концерт Рахманинова, что тоже очень интересно. Его будет исполнять Александр Кашпурин. С одной стороны, он лауреат многих конкурсов, прекрасный пианист, сейчас уже педагог консерватории, а с другой стороны он долгое время работал у меня в дирижерском классе концертмейстером. А сейчас он у меня еще и на втором курсе в классе дирижирования, и из него вырастает очень интересный, неординарный дирижер. В конце сезона я сыграю Четвертую симфонию Брукнера, и я надеюсь, что в этот вечер прозвучит какой-то из концертов Бетховена в исполнении уважаемой и любимой мной Элисо Вирсаладзе, у которой в следующем году будет юбилей. А до этого будет Первая симфония Малера, которую я никогда прежде не играл. В январе будет традиционный концерт памяти жертв Холокоста «Желтые звезды», где должны прозвучать два интересных произведения. Российская премьера концерта для клезмерского кларнета Влада Маргулиса, и совершенно гениальное произведение Шостаковича – цикл «Из еврейской поэзии».

Мой концерт, который я считаю своим отчетом за всю мою предыдущую деятельность, должен состояться 21 ноября. Я пригласил на него моего любимого виолончелиста Александра Рудина, звук инструмента которого мне просто не с чем сравнить и который до этого участвовал и в других моих юбилеях: он сыграет концерт Шумана. В этой программе прозвучат также «Прелюды» Листа, написанные им по мотивам стихотворения Ламартина: там идет речь о жизни человека от ее начала и до заката, о смысле человеческой жизни. И Четвертая симфония Брамса, в особом представлении не нуждающаяся. Будет у меня концерт, посвященный Феликсу Мендельсону, где я сыграю его очень редко исполняемую Вторую симфонию, в которой три симфонические части и четвертая для солистов, смешанного хора и оркестра – «Хвалебная песнь».

Кроме того, за год до начала следующего сезона я начинаю думать и о его программах. Мне бы хотелось побольше поиграть Малера. На сегодня я остался единственным в России дирижером – а было их два: Геннадий Николаевич Рождественский и я – кто сыграли все симфонии Брукнера. К этой музыке я отношусь с большой любовью и почтением. А вот Малера я всего еще не сыграл.

Говоря о Брамсе, Брукнере, Малере, и немного отвлекаясь от конкретики программ моего сезона, хотел бы сказать, что Вена XIX века – и все об этом знают – была средоточием выдающихся музыкантов. Одновременно там жили и творили мои любимые композиторы: Брамс и И. Штраус (сын) которые были между собой друзья, Брукнер и Малер, между которыми были отношения учителя и ученика. И вот посмотрите, эти художники жили одновременно в одном городе и насколько по-разному они отражали жизнь! Я всегда привожу этот пример студентам, потому что никогда нельзя говорить: этот музыкант лучше другого. Это все равно, что сказать: хлеб лучше, чем вода. Очень важно понимать, что исполнители, дирижеры тоже разные – и они должны быть разными. В этом смысл исполнительства. И вот эти четыре композитора отражали одновременно один и тот же мир, но как по-разному! Когда мы слушаем Штрауса, нам кажется, что этот мир безоблачно прекрасен, не имеет ни единого изъяна. Рядом находится Малер, который работает на износ, «на разрыв аорты», тема его – человек и смерть. Рядом Брукнер, который, кажется, о нашей человеческой жизни и знать ничего не знает и не хочет: он обращается к Богу и к природе. И тут же Брамс, который говорит только и прежде всего о человеке. Вот и скажите, кто из них «лучше»? Один художник видит мир так, другой иначе – и в этом их предназначение.

фото предоставлены Пресс-службой СПб Академической Филармонии