Две барочные оперы за одну неделю

0
161
фото Марата ШАХМАМЕТЬЕВА

В течение всего лишь одной недели в начале октября петербургские меломаны смогли познакомиться с двумя постановками двух знаменитейших барочных опер, переместившись из промозглого осеннего города начала XXI века на три с лишним столетия назад в изысканную атмосферу галантной эпохи Европы конца века XVII-го. Благо дворцовые интерьеры Санкт-Петербурга позволяют сделать это без большого труда. 2 октября на сцене театра «Санктъ-Петербургъ опера» в рамках IV Международного фестиваля камерной оперы греческой труппой Культурного центра префектуры Центральной Македонии из города Салоники был показан спектакль по «Дидоне и Энею» Пёрселла в постановке режиссера Димитриса Кианидиса. А 8 и 9 октября в Эрмитажном театре состоялась главная премьера XXII фестиваля EARLYMUSIC – постановка лирической трагедии Жана-Батиста Люлли «Атис. Опера для короля» в режиссерской версии француза Тьерри Пето. И если с «Дидоной и Энеем» мы можем встретиться на различных петербургских подмостках раз в три-четыре сезона в рамках чьих-то гастролей, а в «Зазеркалье» можно видеть авторскую версию этой оперы, представленную Василием Заржецким, уже несколько сезонов подряд, то, что касается «Атиса» Люлли, постановка его фрагментов Тьерри Пето представила единственный на сегодняшний день шанс первого живого знакомства с фрагментами знаменитой оперы.

В перселловской «Дидоне» зритель оказывается в посткромвелевской Англии времен реставрации Стюартов (первая постановка оперы – 1689 год), находившейся под мощным политическим и культурным влиянием Франции Людовика XIV, в «Атисе» же – в культурном первоисточнике, непосредственно в этой самой Франции эпохи зрелости Короля-Солнце (премьера Атиса состоялась 10 января 1676-го). Пёрселл, будучи на 27 лет моложе Люлли и пережив его всего лишь на восемь лет, безусловно, был подвержен его влиянию, хотя и всячески старался его избегать, потому что, во-первых, хотел быть англичанином, да и просто самим собой, а, во-вторых, французский стиль в Англии Карла Второго навязывался сверху, и как всё насильственно внедряемое отвергался.

Опера «Дидона и Эней» сочинялась 29-летним Перселлом для молодых воспитанниц пансиона Челси на либретто Наума Тейта по Четвертой книге поэмы Вергилия «Энеида». Любовный сюжет вечен и устареть ему не дано, хотя Тейт, конечно же, преобразил Вергилия в духе своего времени: у него участниками действия, помимо Дидоны, ее служанки, Энея, его матросов и античных богов, присутствуют Ведьма и злокозненные эльфы, на которых и возложена вина за расставание влюбленных и трагическую гибель Дидоны. Ведьма в исполнении обладателя камерного, но очень красивого голоса, контратенора Николаоса Спаноса присылает Энею одного из своих эльфов в обличии Меркурия, который приказывает беглому троянцу покинуть свою возлюбленную и отправиться навстречу своей новой судьбе в Италию.

Греческий спектакль был аутентичен, изыскан и изящен. Специалисты, присутствовавшие в зале, оценили стилистическую точность в игре оркестра под управлением женщины-дирижера Лизы Ксанфопулу и в пении и в особой барочной пластике солистов и хора. Костюмы Иоанны Маноледаки и декорации Атанасиоса Колаласа вызвали отдельные аплодисменты и возгласы браво со стороны публики во время выходов создателей спектакля на поклоны. Режиссер: Димитрис Кианидис удивительно тонко подобрал актерскую фактуру для каждой из ролей: зритель верил, по Станиславскому, и безумной любви Дидоны в исполнении Софии Митропулу и холодному двуличию Энея в подаче Армандо Пуклавеца.

Хочется отдельно поблагодарить худрука театра «С-Пб Опера» народного артиста России Юрия Александрова за приглашение на фестиваль камерной оперы этого греческого коллектива.