Депутат Владимир Леонов: Реальной демократии стало меньше

0
250
Владимир Леонов. Фото: В. Кочнов
Владимир Леонов. Фото: В. Кочнов


20 марта 2019 года Законодательному собранию Ленинградской области исполнилось 25 лет. По этому поводу мы встретились с
депутом 1–3 созывов Владимиром ЛЕОНОВЫМ и задали ему несколько вопросов.

Вы были депутатом Законодательного собрания первых трех созывов. Можете ли Вы отметить какие-либо изменения в деятельности ЗакСа и депутатов за это время?

Сколько радужных надежд возлагали депутаты первого созыва на свои одобренные государством возможности защищать интересы тех, кто их выбрал. Статус депутата был весьма высок, и казалось, что наконец-то исполнительная власть (губернатор и чиновники) будут поставлены под народный контроль.

Но не тут-то было. Понимая гипотетические возможности Законодательного собрания (ЗакСа) и каждого из депутатов, исполнительная власть с самого начала использовала административный ресурс, чтобы народ выбирал самых преданных ей и послушных. Причем, каждые следующие выборы административный ресурс (а также избирательные комиссии, прокуратура и суды)  становился все сильнее и все заметнее.

В результате такой «ротации», начиная с четвертого созыва в ЗакСе нет ни одного известного своей оппозиционностью депутата, избранного по округам.

Предвидя нелегкую без поддержки исполнительной власти избирательную кампанию, подавляющее большинство депутатов третьего созыва накануне выборов стремилось заручиться помощью административного ресурса. В результате мы, например, имеем беспрецедентный случай принятия бюджета 2007 года во втором, третьем и четвертом чтениях на одном заседании, что грубейшим образом противоречит закону о бюджетном процессе. Кстати, мною было подмечено, что с каждым следующим созывом депутаты ЗакСа все проще при принятии правовых актов шли на компромиссы с исполнительной властью в отношение толкования законов и своего регламента.

За эти годы произошли и другие весьма заметные изменения.

Раньше можно было, обращаясь в прокуратуру, МВД по фактам закрытия уголовных дел (по фактам коррупции), получать ответы, что «указанные сведения нашли свое подтверждение» и что приняты надлежащие меры (в том числе по наказанию виновных) для соблюдения законности. Но где-то с 2004 и особенно 2005 года я стал замечать, что все правоохранительные органы перестали выдавать «своих»: ответы на депутатские обращения почти сплошь превратились в отписки. Найти справедливость даже депутату стало практически невозможно. Причем, прокуратуры разных уровней за редким исключением совершенно «забыли» о своей обязанности давать мотивированные ответы.

К тому же в это время были внесены определенные изменения в законодательство. Раньше я, например, активно пользовался возможностью отстаивать в суде «интересы, охраняемые законом», и частенько обращался в суд по фактам нарушения законов.  А с 2004 года суды перестали принимать мои заявления по причине того, что я не смог, якобы, доказать, что подобные нарушения законов ущемили лично мои интересы.

А в стране продолжали происходить и другие существенные изменения законов, противоречащие, на мой взгляд, конституционным нормам: в частности, перестали выбирать губернаторов и по округам депутатов Госдумы (и значительную часть депутатов в субъектах федерации).

Очень показательна в этом смысле реформа местного самоуправления,  которую наш ЗакС третьего созыва проводил под диктовку губернатора с многочисленными разночтениями с буквой федерального закона. Я очень много по данному поводу выступал на трибуне ЗакСа, публиковался в СМИ. И после окончания реформы обнародовал большую статью «Самоуправство над самоуправлением: историко-правовой комментарий по становлению местного самоуправления в современной России».

А какой произвол царил у нас в судах, рассматривающих жалобы на данные нарушения федерального закона?! По данному поводу я также неоднократно с трибуны ЗакСа выступал, а в итоге – опубликовал статью «Судебные страсти о местной власти».

И еще один момент для понимания ситуации. Я все свои депутатские годы активно принимал участие в публичных мероприятиях оппозиции. Организовывал протестные движения по монетизации льгот, против принятия федерального и областного закона, разрешающего передачу земли в частные руки, против необоснованного повышения тарифов ЖКХ и т. д. В каждом случае помогал в подготовке резолюций митингов, сходов граждан, обращений трудовых коллективов и общественных организаций. А затем доставлял их губернатору, отсылал президенту, представителям всех ветвей власти.

И всякое бывало. Частенько милиция нас разгоняла, используя дубинки. Но до определенного момента я ни разу не сталкивался с фактами намеренной жестокости. Переломным моментом стал 2003 год. 18 мая 2003 года, почти все участники незаконно несанкционированного митинга на Марсовом поле, в том числе и я, были жестоко избиты, задержаны, а затем еще раз и еще более жестоко избиты во дворе 79-го отделения милиции Санкт-Петербурга. Многие оказались в больнице, а остальные двое суток провели за решеткой. Помогла активная позиция протеста нашего ЗакСа. Тем не менее, все мы получили повестки в суд, и всех нас суд признал виновными на основании рапортов сотрудников милиции. И хотя позже суд признал запрет администрации СПб на проведения митинга незаконным, доказать факты незаконного применения силы мы не смогли. В ответ – только отписки.

С тех пор почти все заявленные с моим участием публичные акции в СПб получали отказы и всегда с отсутствием должной мотивации.

В настоящее время ситуация с проведением публичных мероприятий вообще доведена до абсурда. Оппозиции стало практически невозможно согласовывать с исполнительной властью проведение мероприятий, а несанкционированные собрания граждан стали жестоко разгонять, задерживая участников и применяя (в соответствие с изменённым законодательством) запредельные штрафы. 

Постепенно, анализируя в совокупности ситуацию, мне становилось совершенно очевидно: в стране свернута, «заморожена», не только политическая свобода, но и свобода представительной власти. Если власть не реагирует должным образом на обращения депутатов, то можно ли говорить, что у нас выполняется конституционное положение о том, что власть принадлежит народу, который реализует свою власть через депутатов?

Как Вы считаете нужно оценивать работу Законодательного собрания в целом и каждого депутата в отдельности?

Для того чтобы оценить работу ЗакСа и каждого депутата, нужно ответить на вопрос: насколько полно осуществляется ими защита людей, униженных обществом, насколько активно привлекаются к ответственности представители власти, нарушающие закон, и насколько достаточна принимаемая  законодательная база для функционирования общества и справедливы принимаемые законы.

Остановлюсь на нескольких оценках.

В 2004 году был принят федеральный закон № 122, известный как закон о монетизации льгот. В рамках этого закона Законодательное собрание должно было решить проблему замены натуральных льгот ежемесячной денежной выплатой (ЕДВ).

Казалось бы, решение этой проблемы необходимо было начать с принятия закона о ЕДВ, где было бы дано определение ЕДВ и приведена методика расчета данной денежной суммы. Но с самого начала Законодательное собрание лишь предоставило исполнительной власти области произвольно (причем, в недостаточном для компенсации объеме) определять значение ЕДВ, фиксируя его ежегодно в законе о бюджете. Я по данному поводу неоднократно выступал, обращался к губернатору. Из ответа губернатора стало ясно, что у исполнительной власти области вообще нет определения ЕДВ, но при этом губернатор отметил, что «предложения в части замены льгот на денежное содержание путем суммирования стоимости всех упраздненных льгот не обоснованно законодательством РФ». Губернатор был неправ, но не это было главное. Как можно выполнять предписанное законом назначение ЕДВ, не имея его определения? Характеризуя данную проблему и ответ губернатора, я в одной из гатчинских газет опубликовал статью «Будет ли принят закон о ЕДВ?», а в газете «Новый Петербург» – статью «Кто положит конец ограблению наших стариков?».

Но до сих пор закона нет, и отсутствие решения данной проблемы, которая касается значительной части населения Ленинградской области, как мне кажется, бросает тень на всю работу Законодательного собрания.

Еще один пример для проведения оценки по достаточности принятой Законодательным собранием законодательной базы для функционирования общества.

Более 10 лет я твердил о необходимости (в соответствии с Уставом области) внесения губернатором в ЗакС схемы территории Ленинградской области. Наконец, получил заверения губернатора Сердюкова, за которым последовало постановление правительства Ленинградской области по данному поводу, но … схемы территории, которую требует Устав области, как не было, так и нет. До сих пор нет у нас (о чем я неоднократно писал, публиковал и говорил, в том числе с трибуны ЗакСа) утвержденной в соответствии с законом границы Ленинградской области. Отсутствие такой границы дает возможность передавать соседнему субъекту федерации лакомые земли, оформляя этот процесс, как «уточнение границы».

Я постоянно напоминал губернаторам и о необходимости внесения в ЗакС в соответствии с федеральным законодательством программы социально-экономического развития Ленинградской области. Отсутствие такой общей программы и наличие огромного количества частных региональных программ не дает властям возможность «мыслить стратегически»,  «видеть за деревьями лес». До сих пор такой программы нет. Только один раз при Сердюкове накануне губернаторских выборов такая программа была внесена. Но она имела настолько популистский характер, что почти единогласно была отклонена. Тогда еще ЗакС отличался определенной самостоятельностью.

Много ли вы лично внесли в ЗакС оригинальных проектов и были ли они реализованы?

Один из проектов, выдвинутых мною еще лет 10 назад, касался идеи централизации правительства и ЗакСа Ленобласти в одном месте на базе поселков Мурино и Ново-Девяткино. Там, где находится и единственная в Ленобласти станция метро «Девяткино». Уже тогда было ясно, что разбросанность учреждений правительства по всему городу не способствует его эффективной работе, да и аренда дорога. А на деньги от продажи имеющихся в собственности зданий в СПб можно было бы построить все необходимое. Да еще и назвать это новообразование городом Ленинградом, получив, таким образом, свою столицу. Ведь в России мы единственные, кроме Московской области, ее не имеющие. Кстати эту мою идею журналисты «МК в Питере» даже выставили на конкурс нереализованных проектов, опубликовав в ноябре 2006 года статью «Ленинград разместится в Девяткино?».

 Еще один проект касался внесенного мною в ЗакС  в 2001 году законопроекта «Об установлении даты празднования Дня Ленинградской области». Дело в том, что одна из наших ошибок – вести счет времени образования Ленобласти с момента провозглашения ее таковой. На самом деле, любая административно-территориальная единица (город, район, область, край) возникает не тогда, когда она приобретает определенное имя, а когда она приобретает статус этой единицы. То есть тогда, когда данную территорию провозглашают городом, районом (раньше – уездом), областью (раньше – губернией). Существующее территориальное деление РФ берет свое начало от Указа Петра I с 18 декабря 1708 года, и предшественницей Ленобласти является Ингерманландская губерния. Конечно, в тот момент в эту губернию входили еще несколько нынешних областей, но и в 1927 году в состав Ленобласти входил город Ленинград. Главное – не в этом.

Тогда для принятия законопроекта не хватило одного голоса. Об этом писали газеты, в частности, «Невское время» в ноябре 2001 года. Еще через некоторое время мы с депутатом Г. Самсоненко подключили к этой проблеме историков, которые нас поддержали. Законопроект был принят,  но губернатор наложил вето, которое не было преодолено. Административный ресурс оказался сильнее, губернатор не позволил отдать здесь пальму первенства депутатам.

Могу также вспомнить внесенную мною в 1996 году концепцию конфедеративного объединения Петербурга и Ленобласти. Предполагалось на начальном этапе создать единое Законодательное собрание из двух палат, которое начнет формировать единое законодательное пространство для нашего региона. С этим документом я обратился к областным и городским депутатам, инициировав публичное обсуждение данного вопроса.  Но дальше разговоров на общем собрании двух ЗакСов дело не пошло.

Неоднократно пытался я внедрить в Ленобласти разработанную вместе с группой ученых новую систему организации труда в жилищно-коммунальных хозяйствах, существенно уменьшающую затраты и повышающую эффективность работы. Особенности этих предложений систематически раскрывал в своей депутатской газете «Трудовая Гатчина». Убедил коллег провести депутатские слушания, получил поддержку депутатов и специалистов, но областной комитет ЖКХ саботировал эту инициативу, якобы из-за отсутствия средств.

Постоянно высказывал предложения и по реформированию областной госвласти, неоднократно рассматривал данную проблему на страницах своей депутатской газеты, критиковал странные действия губернатора по данному поводу.

 Инициативы федерального уровня.

Например, мною были сформулированы и предложены в Центральную избирательную комиссию и в избирательную комиссию Ленобласти предложения по совершенствованию избирательных процессов и, в частности, необходимости правового просвещения избирателей. В то время (2001 год) я опубликовал в своей депутатской газете «Трудовая Гатчина» статью «Знаем ли мы, куда и кого выбираем?». Данные инициативы приняты не были, и я обжаловал в судах (к сожалению, безуспешно) бездействие и ЦИК и избиркома Ленобласти в обеспечении реализации материального избирательного права.

Еще пример. Так и не были услышаны мои многочисленные (с 1995 года) обращения к президенту и в Федеральное Собрание по поводу необходимости принятия закона РФ «Об административном устройстве РФ» и предложения по этому закону. И только более чем через 10 лет после принятия Конституции (а по значимости такой закон должен приниматься сразу после принятия Конституции) президент Путин частично восполнил этот пробел, обеспечив на местах административное устройство через закон о местном самоуправлении, смешав категории административных единиц с категориями (статусами) муниципальных образований.

Были мною сформулированы и предложения о порядке организации и деятельности Госдумы, обжалованы (и тоже безуспешно) в Верховном суде несоответствие некоторых положений Регламента Госдумы Конституции и федеральным законам. Была показана необходимость разработки специального закона об организации Госдумы.

Пожалуй, сразу всего не перечислишь.

Кстати, обратите внимание, насколько все эти предложения актуальны и сейчас.

Вы много раз высказывали предложения по изменению организации и регламента деятельности Законодательного собрания. В чем они заключались?

К сожалению, многие мои инициативы по изменению структуры (внутреннего устройства и организации деятельности), а также регламента (порядка деятельности) Законодательного собрания были необоснованно отклонены другими депутатами, увидевшими в них ущемление своих собственных (а не народных) интересов.

Так, например, мною неоднократно публично обосновывалась необходимость работы депутатов представительных органов субъектов федерации только на постоянной основе. Поскольку совершенно очевидным оказалось, что совмещение депутатской деятельности с другой основной работой – фикция, при которой депутатская «деятельность» осуществляется, как правило, только в интересах основной работы.

Отклонено было и предложение проводить поименные голосования по принимаемым решениям, чтобы позиции депутатов были доступны для избирателей. Однако и до сих пор голосования, как правило, проводятся в закрытом режиме, и чтобы провести поименное голосование, необходимо тоже проголосовать «в темную». И результат такого голосования, как правило, отрицателен.

А что Вы можете записать себе в актив? Какие Ваши предложения были реализованы?

Пожалуй, самым большим моим успехом было то, что мне с самого начала удалось наладить регулярный выпуск своей депутатской газеты «Трудовая Гатчина». Это позволило давать своим избирателям достаточно полную информацию о деятельности Законодательного собрания и о своей деятельности, вплоть до распечатки стенограммы наиболее важных своих выступлений, депутатских обращений в различные инстанции и ответов на них. Газета постоянно освещала проблемы, волнующие избирателей и пути их решения, систематически обнародовала факты нарушения законов чиновниками, судьями, прокурорами, милицейскими чинами и работниками ЖКХ избирательного округа. Конечно, оплачивать газету мне приходилось самому (выходило в среднем где-то около половины зарплаты депутата). Кстати один из моих коллег, депутат Жуков как-то сказал: «Самый богатый депутат в области – Леонов. Ведь он единственный в Собрании, кто выпускает свою газету. И, главное, он один из всех нас всегда свободно высказывает свое мнение. А это, пожалуй, стоит дороже всего!»

Из подготовленных мною законопроектов, принятых ЗакСом, отмечу закон об изменении порядка выплаты пособия по рождению ребенка. Раньше в области существовал порядок, по которому родителям денег не давали. Им надо было получить в органах соцзащиты карточку, затем пойти в специальный магазин и получить определенный набор товаров. Причем, для определения, какой магазин получит особые права, правительство Ленобласти проводило специальный конкурс. Родителям это было чрезвычайно неудобно. К тому же все это нарушало антимонопольное законодательство.

Запомнился поддержанный депутатами мой законопроект «О плате за землю в Ленинградской области», которому предшествовала длительная борьба с правительством Ленобласти по снижению арендной платы на земельные участки, выделяемые под индивидуальное жилищное строительство. Когда я понял, что проблему сможет решить только закон, и внес законопроект, Госдума отдала вопросы землепользования под юрисдикцию местного самоуправления.

Считаю успешной свою деятельность в 2003–2006 годах по официальному признанию незаконности требования повторной кадастровой съемки земельных участков, выделенных до 2000 года. ЗакС меня поддержал, и областная прокуратура, рассмотрев представленные мною многочисленные факты нарушения земельного законодательства в Ленобласти, согласилась в 2004 году с моими доводами и приняла меры, хотя и недостаточные. Но принципиально вопрос был решен. В результате удалось многих наших граждан уберечь от необоснованных расходов. Кстати, уже после окончания депутатской деятельности я подвел итог своей многолетней деятельности по защите граждан Ленобласти от необоснованных требований чиновников в сфере земельных отношений, опубликовав ряд статей на эту тему.

Отмечу еще один из положительных моментов. С 1996 года я последовательно выступал за необходимость реализации наиболее эффективной и приближенной к людям двухуровневой системы местного самоуправления, основы которой были заложены в законе о местном самоуправлении 1996 года, но не реализованы. Отстаивал я эту идею не только с трибуны ЗакСа, но и на многих всероссийских конференциях, неоднократно публиковался в сборнике трудов Госдумы. Обращался и к президентам Ельцину и Путину, в Совет Федерации и к депутатам Госдумы.

Губернаторы нашей области всегда были против моей позиции и активно отстаивали свою, привлекая местные власти.

Наконец, этой идеей проникся и президент Путин. Правда, вместо того чтобы потребовать реализации действовавшего закона, он внес новую редакцию, которая и была реализована с многочисленными отступлениями (например, в Ленинградской области многие муниципальные образования были незаконно лишены статуса городского округа). Но двухуровневая система местного самоуправления все же была установлена.

Как Вы сейчас, спустя 25 лет, считаете, оправдалась ли в России идея федерализма и нужны ли России региональные парламенты вообще?

Перефразируя статью Конституции РФ, можно сказать, что власть у нас уже давно исходит от народа, чтобы к нему уже никогда не возвращаться.

В чём же дело? Коммунисты утверждают, что причина в капитализме, который утвердился у нас после конституционного переворота. Они, безусловно, правы, но есть и ещё одно обстоятельство.

Россия – особое государство. Особенность русской цивилизации в том, что русские создали свою систему ценностей, свою ментальность, отличную от других, в основе которой – общее дело и стремление поделиться с ближним. Мы хорошо работаем на общее дело под руководством людей, обладающих авторитетом и демонстрирующих именно русский характер своих действий.

В крайне неблагоприятных условиях русские всегда создавали мощные государственные образования централизованного (унитарного) типа. И если в советское время формально существовали федеративные республики, то самостоятельности, в отличие от нынешних субъектов федераций, у них почти не было. И депутаты Советов всех уровней исполняли свои обязанности на общественных началах (кроме их председателей). И власть всегда была централизована.

У русских иное представление о демократии. На западе в основе демократии понимается в первую очередь личная свобода и необходимость соблюдать закон. У нас – степень участия народа в управлении государством. В советские времена это осуществлялось через Советы, которые, как уже было сказано, не были самостоятельными, и осуществляли они государственную волю. И это ничуть не отрицает авторитаризма. Кажется, историк Шульгин писал, что мы, русские, сильны лишь под командой вожака, и мы не откажемся от авторитаризма до тех пор, пока будем видеть в нем свое преимущество.

В результате вся наша история показывает, что мы сильны, когда многоликая власть выступает в одном лице. Вся история русского государства наглядно свидетельствует, что все его неудачи связаны с разрушением этого механизма, а победы русских основаны на его восстановлении.

Отсюда следует, что федеративное устройство государства нам не подходит. Это же касается и местного самоуправления в том виде, в котором оно существует сейчас. Более того, всё это оказалось неэффективным, оторванным от народа и чрезвычайно дорогостоящим. Например, заложенные в бюджете 2018 года расходы на деятельность депутатов ЗакСа Ленобласти (зарплаты по 200 тысяч рублей в месяц и прочее) составляют более 500 млн. рублей.

Необходимо вводить унитарный принцип построения государства, то есть избавиться от самостоятельности субъектов федерации и местного самоуправления и от выборности глав их администраций. Это приведёт к существенному повышению централизации власти в стране и значительному сокращению затрат.

Тем более что любая власть необходима в первую очередь для того, чтобы организовать людей на производство всего, что им необходимо. А для этого нужна сильная централизованная власть.

Разумеется, эти принципы построения государства эффективны лишь тогда, когда во главе государства стоит государственный человек, управляющий в интересах большей части населения и имеющий авторитет.

Нельзя отрицать, что за годы своего правления Путину удалось поднять статус международного положения России, хотя при этом ему пришлось поссориться с сильными мира сего. Уже в первые годы своего правления он сумел подавить региональный сепаратизм, предотвратив весьма возможный развал России. Ему удалось поставить под свой контроль олигархов, он вырвал из их рук и поставил под контроль государства стратегические СМИ. Ему удалось остановить деградацию вооруженных сил и ВПК и на некоторых направлениях существенно обеспечить их восстановление. Накоплены значительные золотовалютные запасы, поднят уровень жизни большинства населения, начинает улучшаться демографическая ситуация.

В этом, конечно, большая заслуга Путина (особенно в сравнении с Ельциным) – лидера российской реставрации.

Сказать же, как это делают многие, что Путин вселил в народ надежду в справедливый и эффективный национальный капитализм, конечно же, нельзя, поскольку основные успехи нашего государства видны во внешней политике (хотя там провалов также хватает, взять хотя бы непризнание Донбасса), а восстановление экономики происходит неэффективно.

Лично у меня нет никаких оснований считать, что национал-либеральный курс выведет Россию на путь независимого капиталистического развития и приведет к «масштабному восстановлению национальной промышленности».

В этих условиях, с целью улучшения экономического положения страны и с учётом враждебного окружения России, а также с учётом доверия большей части населения к Путину, представляется необходимым обеспечить в стране бОльшую централизацию власти.

Конечно, для этого необходимо изменить Конституцию России, навязанную нам американцами. Но в нынешних условиях другого пути я не вижу.

Владимир Леонов, депутат Законодательного собрания Ленинградской области 1994 – 2007 гг.