Валентин Юдашкин и Юрий Александров рассказали о Любви на исторической сцене Александринки в ДСВ

14 февраля на Основной сцене Александринского театра состоялось Театральное дефиле Валентина Юдашкина «Еще раз о любви».  Модный показ на сцене старейшего драматического театра России прошел впервые за всю его 265-летнюю историю. Но «театральным» дефиле назвали не только поэтому. Написал сценарий и поставил гала, в котором соединяются мода, музыка и театр один из самых известных режиссеров оперного театра,  художественный руководитель  театра «СанктЪ-ПетербургЪ Опера»  Юрий Александров.

В театральном дефиле были представлены платья Haute Couture одного из ведущих российских модельеров из коллекций: «Сады Парижа», «Русский театр», «Бал цветов», «Золото скифов», «Вива Испания», а также дуэты из спектаклей золотого фонда оперной и балетной классики, созданные на темы любви. В гала приняли участие ведущие артисты балета Мариинского театра, солисты и оркестр театра «Санктъ-Петербургъ Опера», молодые артисты Александринского театра.

Перед блистательным шоу Валентин Абрамович Юдашкин, Юрий Исаакович Александров и заведующий творческой частью Александринского театра, профессор СПбТА (ныне – институт сценических искусств Российского государства) Иван Иванович Благозёр рассказали о мероприятии и ответили на вопросы журналистов прямо в царской ложе первого театра Санкт-Петербурга.

фото Вячеслав Кочнов

Иван Благозёр: Не так давно на сцене Александринского театра закончилась олимпиада, которая представляла мировые театры, мировых режиссёров. Это было грандиозное событие для города, страны. Сегодня театр продолжает знакомить  с заслуженными деятелями искусства и счастлив принимать абсолютно замечательного художника, национальное достояние страны – Валентина Юдашкина. Это счастье, что театр сотрудничает с таким художником и с не менее замечательным художником с мировым именем, режиссером музыкального театра – Юрием Александровым. Вы увидите потрясающий вечер, насыщенный музыкой, балетом, прекрасными работами Валентина Юдашкина. Театр, конечно же, рассчитывает на дальнейшее сотрудничество и встречи с этими замечательными художниками. И мы уверены, что это сотрудничество продолжится, и мы еще не раз увидим их. Для города это огромное событие и большой подарок городу. И мы счастливы, что это происходит на сцене великого Александринского театра.

– Так всё-таки это больше про театр или про моду?

Валентин Юдашкин: Я хочу поблагодарить всех сотрудников театра, постановочную часть, потому что всё было сделано с таким напором, с такой верой, как это только возможно сделать. Я очень люблю художественного руководителя театра господина Фокина, с которым мы часто видимся и общаемся в Москве, и благодаря которому я имел честь видеть Новую сцену театра: она очень авангардна и современна. Однако войти именно на эту, историческую сцену для меня очень ответственно, хотя я показывал свои коллекции на разных площадках: и в Италии, и во Франции… Но всё-таки у себя дома важнее! А Петербург для меня родной город: когда мне грустно, скучно, когда я хочу уйти от всех в Москве – еду в Питер. И ещё это такая наша семейная традиция – посещение в Питере Эрмитажа, Русского музея, театральных площадок.

Когда полгода назад мне предложили здесь выступить, я всё-таки еще не понимал, как это ответственно. Мы приехали, а все отборы уже были проведены (девочки-модели должны были быть музыкальными на взгляд режиссера). Выступать не сольно, в команде – вдвойне интересней.

– А как сочетается современная тенденция с исторической классикой?

Валентин Юдашкин: Понятно, что мы привезли сюда не кроссовки. Ведь это именитая сцена, и мы подбирали костюмы по действиям, и эти костюмы будут показаны всего лишь второй раз. У них первая очередь была во Франции-Италии, потом это всё консервировалось для музеев. И была сложна репетиция, чтобы ничего не зацепить, была сложная нагрузка для режиссёра, пластика девушек в таких условиях ограничена – и мы пытались всё склеить вместе, насколько это было возможно.

– Вы довольны сотрудничеством?

Валентин Юдашкин: С Санкт-Петербургом всегда да, особенно с такими людьми.

– Недавно приезжал в город Жан Поль Готье с балетом и шоу. В театральном искусстве это становится популярным.

Валентин Юдашкин: Это две совершенно разные программы (и даже названия разные). Фрик-шоу – это представление для клубных площадок, это как театр-кабаре, где возможно действовать не в золоте, не в этих намоленных стенах. В любом фрик-шоу есть протестное движение, несогласие человека-нонконформиста, представляющего новое направление в моде. Я не смог попасть из-за командировок на его представление. Я послал ему письмо.

фото Вячеслав Кочнов

– Юрий Исаакович, как вы стали автором сценария, режиссёром этого шоу? Это придумали вы? Как родилась эта идея?

Юрий Александров: Идея родилась помимо меня. Я даже и не мечтал о такой новой для себя работе. Я всегда уповаю на Господа Бога, и Он посылает мне какие-то предложения, идеи. Я по своей психике обезьяна, мне всё интересно, всё любопытно, особенно когда есть возможность приобщиться к этой великой сцене, на которой мой театр частенько выступал. Но это было давно, еще до прихода Фокина. И театр был совсем в другом состоянии. Сейчас это роскошная современная площадка, где чувствуешь себя полноценным человеком в смысле труда. И, конечно же, мой драгоценный напарник Валентин Абрамович! Мне тоже было интересно! Он скромничает. Всё наше шоу подчинено его моделям, его костюмам, его идеям. Я взял за основу шекспировскую «Ромео и Джульетту». Мы взяли три сцены. В спектакле заняты два замечательных ребёнка – студенты Ивана Ивановича Благозёра, его уже 2-го курса – как они сами с гордостью говорят, потому что увольняют и с первого. Они играют три сцены: первая сцена – встреча на маскараде (Маскарад-дефиле), вторая сцена – лирическая, у нас в этот момент Бпелое дефиле, трагическая сцена смерти. У нас как бы и нет смерти, в театре нет смерти, не бывает смерти – это переход в другое состояние – и в этот момент на сцене Чёрное дефиле. Для того чтобы поднять всю историю на шекспировский уровень и сделать это немножко иначе, чем первичное представление, я взял музыку Вагнера – самые мои любимые страницы из «Тангейзера», «Лоэнгрина», «Майстерсингеров». Мне хотелось поднять эту историю на котурны, и это позволило нам объединить в одну упряжку «коня и трепетную лань». Я беру на себя роль коня. Можете считать это моим объяснением в любви великому мастеру, замечательному человеку.

– Вы долго готовили это шоу?

Юрий Александров: Мы полгода занимались, переписывались. Много и постоянно общались. Обсуждали каждый момент. Я новичок в этой истории, поэтому я всё время спрашивал, как бы тут чего не вышло. Огорчает, что Валентин Абрамович желает смотреть на всё из-за кулис….

– А вы быстро решились на этот проект или Вас пришлось уговаривать*

Юрий Александров: Если меня интересует что-то, я решаюсь сразу, моментально. Это как любовь с первого взгляда: если это твоё – ты это сразу же чувствуешь. Мне нравятся масштабные проекты, что-то новое. Валентин Абрамович между прочим сразу сказал: «У вас ничего не получится, потому что мои костюмы не могут стоять рядом с чем-то другим». Конечно, чтобы ничего не портить и чтобы не получилось балета…. Это всё шутки, но в этом есть какая-то доля правда.

Валентин Юдашкин: У меня есть какая-то боязнь… Я начинал работать в театре Станиславского и Немировича-Данченко в Москве, потом я работал в мастерских Большого театра, поэтому я знаю, что такое сценический костюм. В прошлом году мы сделали премьеру в театре Табакова «Моя прекрасная леди» с Аллой Сигаловой, поэтому к театру на самом деле я отношусь очень трепетно.

А: Про Готье я ничего сказать не могу. Но мне кажется, речь идет о самодостаточности. Если коллекция самодостаточно, её можно показывать без гарнира в виде балета, оперы. В данном случае эту коллекцию можно показывать в любом контексте, потому что это действительно фантастика.

– А вы будете показывать в других странах и городах?

Валентин Юдашкин: Дайте нам сегодня показать и пережить всё. У нас было 2 репетиционных днях. Это не спектакль, который делается полгода. Он полгода делался в письмах, переписках, пониманиях, обсуждениях музыки. Два дня настоящей репетиции, а по существу – один день.

– С какими трудностями столкнулись во время репетиций?

Юрий Александров: Время – это самая большая трудность. Это как всегда. Не хватает чуть-чуть. Но будем брать талантом.

– Валентин Абрамович, Ваша дочь Галина давно, чуть ли не с детства, работает в Модном доме. Для Вас это принципиальный момент – семейная преемственность.

Валентин Юдашкин: Нет, конечно, для меня это не принципиально. Галина – хороший искусствовед, она закончила МГУ, кафедру истории искусств. Она была как цирковые дети, которые с детства в опилках, а она – в тряпочках, в цехах. Но она долго не хотела следовать мои путем, но пришло какое-то время, и она просто, ничего не говоря, стала активной помощницей, критиком. Сейчас она занялась детской одеждой, ассистирует мне и скоро летит со мной на показ в Париж.

– Какие-то перспективные направления в Модном доме у неё есть?

Валентин Юдашкин:  Это зависит от неё. Ясно, что я этим не буду заниматься вечно. И мне интересны сейчас, может, иные вещи, как, например, преподавание. Сейчас я открыл Академию, являюсь председателем попечительского совета Косыгинского текстильного университета. Студенты – это сейчас такое большое счастье для меня. Мне интересно, как они мыслят и понимают, что можно мир перевернуть. И я с ними согласен. Только с таким характером, что возможно всё изменить, и надо идти в любое искусство: в музыку, кино, журналистику.

– Юрий Исаакович, легко ли было работать с непрофессиональными актерами?

Юрий Александров: Это непростая история. Принципы модельного существования – это не преступность, это такая отрешенность, движущаяся вешалка с длинными ногами. Мы немножко вдохнули театра в них. Это непросто. Я просил какие-то легкие жесты, какие-то ракурсы, фиксации, то есть соучастия с музыкой. Для них это запретная тема. Там есть девочки, которым по 14 лет. Очень высокие, но очень красивые! В Питере очень красивые девочки! Но она учится в 8-м классе… Что она может почувствовать?

– Иван Иванович, вы как быстро согласились отдать второкурсников в проект?

Иван Благозёр: Валентин Абрамович сказал, что студенты – это большое счастье! Они как будто что-то живое вдыхают. И начинаешь переживать какие-то эмоции заново. Приехал Юрий Исаакович и у него был полный карт-бланш выбрать из курса кандидатов. Мы показали большую драматическую программу и музыкальную программу показали, потому что они учатся с музыкальным уклоном, как будущие артисты мюзикла, но с серьёзной драматической подготовкой, и Юрий Исаакович выбрал двоих. Много было расстройства – многие хотели попасть в эту программу. Конечно, многие проберутся сюда и будут смотреть программу. Для них это большое счастье!