ПУТНИКЪ» пришел на сцену

0
101

31 октября на сцене Академической Капеллы при полном аншлаге, ставшем для многих абсолютной неожиданностью, состоялась премьера монооперы Владиславы Малаховской «Путникъ» на текст одноименной психодрамы Валерия Брюсова. Зал, рассчитанный на 800 мест, был заполнен практически весь, включая боковые ряды и балкон.

Либретто к спектаклю написал известный петербургский поэт Тимур Кекиликов. Режиссером-постановщиком премьеры выступила профессор кафедры оперной режиссуры СПб Консерватории Ольга Мухортова, художником-постановщиком – Илья Тихомиров, хореографом – Виктория Зайцева. Партию Юлии исполнила звезда мировой оперной сцены Олеся Петрова (меццо-сопрано). В роли души Юлии – замечательная танцовщица Ирина Кривчёнок. Путника (в пьесе Брюсова – «лицо без речей») сыграл Александр Дубравин. В спектакле принимал участие камерный оркестр под руководством Дмитрия Саетовича (партия 1-ой скрипки – один из концертмейстеров оркестра musicAeternа Владислав Песин).

Спектакль был посвящен памяти одного из лучших санкт-петербургских театральных режиссеров, автора десятков превосходных спектаклей для детей и взрослых на сцене «Мюзик-Холла» и на других известных площадках – безвременно ушедшей за месяц с небольшим до премьеры Аллы Масловской. Она была создателем первой версии спектакля, показанной 28 апреля на сцене С-Пб Дома актёра. Исключительно благодаря ее усилиям проект смог получить грант Президентского фонда культурных инициатив, который и позволил осуществить его реализацию с точки зрения финансовой. Известно, что костюмы, декорации – штука недешевая, да и работа артистов чего-то да стоит.

Опера Владиславы Малаховской – вторая известная истории академической музыки на сюжет из Брюсова. Первая – знакомый каждому меломану и к сегодняшнему дню представленный на всех уважающих себя мировых оперных площадках «Огненный Ангел» Сергея Прокофьева – опера с непростой сценической судьбой: великому русскому композитору при жизни не довелось увидеть ее постановку в полном объеме ни за границей, где она была написана, по причине безвременья 1920-х годов, ни в СССР, куда Прокофьев окончательно переместился в 1936 году, привезя в своем чемодане среди прочего и партитуру «Ангела». Для советских театральных подмостков средневековый сюжет Брюсова с ведьмами, магами и ангелами был слишком мистическим, да и просто непонятным с точки зрения победившего на тот момент в нашей стране марксизма-ленинизма.

Малаховской повезло уже гораздо больше, чем Прокофьеву: на сегодняшний день есть студийная видеозапись высочайшего качества, предпремьерная постановка, также записанная на видео, и премьерная, прошедшая на сцене Капеллы с оглушительным успехом. Аплодисменты после спектакля продолжались, казалось, бесконечно, а на глазах у многих зрительниц были слезы.

Драматической основой монооперы Владиславы Малаховской, как упоминалось выше, стала психодрама Валерия Брюсова «Путникъ», созданная им в 1909 году для несостоявшегося бенефиса знаменитой российской актрисы начала прошлого века и его возлюбленной – Веры Комиссаржевской. Во время гастролей в Ташкенте она заразилась черной оспой и внезапно скончалась 23 февраля 1910 года в возрасте всего лишь 45 лет. Драма Брюсова оказалась невостребованной театральными подмостками в течение целого столетия.

Сюжет «Путника» представляет собой совершенно оригинальную драматическую конструкцию и, как всё гениальное, прост. Дочь лесника Юлия томится дома в одиночестве, вокруг – тревожный ночной лес. Вдруг стук в дверь. После некоторых колебаний Юлия открывает дверь, заходит мужчина в черном плаще и шляпе с полями и садится у камина. Она пытается с ним заговорить, но он все время молчит. Она ему рассказывает всю свою жизнь, говорит о своих мечтах. Через некоторое время Юлия обнаруживает, что ее молчаливый визави мертв. Все это, безусловно, навеяно театром модного в то время бельгийского поэта, мыслителя и драматурга Мориса Метерлинка, но при этом у Метерлинка аналогичного сюжетного хода нет.

Музыка Малаховской с первых тактов, прежде всего, неожиданна. Ею найдено оптимальное решение построить главную тему оперы на образе стука в дверь – маршевая фигура в тревожной гармонии исполняется на единственно возможном в данном случае инструменте – рояле. Этот же марш как бы рассказывает нам о непростых долгих дорогах, пройденных Путником. Рояль здесь выступает не как условный заменитель большого симфонического оркестра, а как непосредственно ударный молоточковый инструмент, исключительно точно отображающий происходящее на сцене. Блистательный молодой петербургский пианист Сергей Осколков-мл., знакомый с музыкой монооперы еще по студийной записи, на спектакле был выше всяких похвал. Кроме рояля в оркестровке оперы – струнные, гобой, кларнет и флейта. В музыке «Путника» очень тонко обрисована эпоха создания психодрамы Брюсова – утонченное и тревожное время Модерна, fin de siècle, когда каждое мгновение воспринималось как последнее. Может быть, именно это чувство роднит ту эпоху с нашей – веком пандемий и новых войн, грозящих гибелью всему человечеству. Музыкальный язык композитора, с одной стороны, доступен широкой публике, с другой, достаточно изыскан и изящен, лишен пошлости и избитых общих мест. Ее мелодии ненавязчивы, легки, эмоционально насыщены, при этом запоминаются сами собой без труда, как хорошие афористичные стихи.

Сценическое решение Ольги Мухортовой существенно отличается от предложенного изначально Аллой Масловской, да и на сцене Капеллы невозможно было бы воспроизвести то, что было естественным в камерном зале Дома актёра, хотя идея театра теней, реализованная в изначальном замысле, нашла свое продолжение. Главная особенность капелльской постановки – огромная колышащаяся белая ткань на полу, приводимая в действие юными солистками миманса. Она читается как метафора облака, фимиама-мечты, внутри которой живет дочь лесника Юлия – мечты о балах, влюбленном в нее принце, о веселой и беззаботной жизни. Путник, облаченный во все черное, в исполнении Александра Дубравина, как и положено джентельмену уайльдовских времен, изящен и обаятелен.

Но, конечно же, главный козырь спектакля – великолепный голос, пожалуй, лучшей меццо-сопрано своего поколения Олеси Петровой: ее грудные вибрато пробирают до дрожи. Впрочем, как и ее вдохновенная актерская игра.

Судя по восторженному приему семи с лишним сотен зрителей, монооперу Владиславы Малаховской может ожидать блестящая сценическая судьба. Тем более, что следующий 2023 год – год 150-летнего юбилея Валерия Брюсова.

                                                                Вячеслав Кочнов «Вечерний Санкт-Петербург» № 20 от 17.11.2022