Борис Березовский: «Высокое искусство, увы, нужно немногим»

0
94

В преддверии Одиннадцатого международного фестиваля камерного исполнительства «Серебряная лира» мы беседуем с художественным директором фестиваля, президентом Филармонического общества Санкт-Петербурга, Заслуженным деятелем искусств России Борисом Березовским.

– Борис Леонидович, давайте начнем не с фестиваля, а с того, что связано лично с вами. Я знаю, что вы пишете и стихи, и прозу. А недавно узнал, что вы еще и музыку сочиняете. Кем вы себя мыслите, как сочинитель?

– Ну, уж во всяком случае, не композитором. По образованию я – пианист, и не изучал ни оркестровку, ни инструментовку, ни многое из того, что должен знать и уметь профессиональный композитор. У меня это скорее – любительство, хобби. К сочинительству меня подвигнул недавно ушедший от нас Сергей Михайлович Слонимский. Это был не только выдающийся композитор, но и выдающийся наставник композиторов. Мне кажется, что он мог совратить в этом плане любого музыканта. Из чего я исходил, поддавшись совету мэтра попробовать себя в композиции? Прежде всего, из того, что из творчества современных композиторов куда-то улетучилась мелодия. И вот с этим-то и не хочется смиряться. Мне упрямо кажется, что мелодическое начало, в том или ином виде, но должно присутствовать в композиторском творчестве.

– И у вас есть рецепт написания мелодии?

– Разумеется, и он очень прост. Мелодию надо создавать так же, как Роден создавал свои скульптуры: брать глыбу мрамора и отсекать от нее все лишнее. Да, это очень тяжелая, изнурительная работа. Но если упорно трудиться, то может что-то путное и выйти. Создание мелодии – совершеннейшая тайна, но тем и притягателен этот процесс. Честно признаюсь: прозу писать очень трудно. Стихи, напротив, очень легко. Вот только то, что получается – далеко не Пушкин. Сочинение же музыки – процесс счастливейший, в независимости от того, что в итоге получается.

– А кто ваши кумиры? Кому вы по-хорошему завидуете в сфере прозы, поэзии и музыки?

– Пожалуй, одному человеку по имени Александр Грибоедов. Помимо бессмертной комедии «Горе от ума», он сочинил два вальса. Но каких! Они живы и сегодня, и будут жить еще очень долго. Или взять знаменитый «Полонез» Огинского. Автор одного сочинения навечно остался в истории, как не относись к этой музыке.

– А лично у вас уже случался удачный опыт?

– Да, недавно. Лет пять назад я написал три романса на стихи Марины Цветаевой. Долго держал их под спудом, скромно показывал друзьям-музыкантам, и что слышал в ответ? Что написал какую-то ерунду, ну просто чистый нафталин. А потом молодая певица Цветана Омельчук спела их в одном концерте, другом, третьем – и везде с большим успехом. Мало того, победила с одним из романсов на минувшем конкурсе «Весна романса»! Ну как после этого не пытаться продолжать в том же духе?

– Но давайте вернемся к «Серебряной лире». Как задумывался этот фестиваль?

– Задумывался он десять лет тому назад под шутливым девизом, адресованным музыкантам: играйте что хотите, но играйте очень хорошо! Дело в том, что в те годы камерная музыка почти перестала звучать на филармонической эстраде. Всему виной была не лучшая финансовая составляющая. А ведь в советские годы камерные жанры были в большом почете. Вот мы и решили вернуть угасшую традицию исполнения камерной музыки. Только не просто исполнения, а исполнения выдающегося. Назвав фестиваль не традиционно камерным, а международным фестивалем камерного исполнительства, мы провозгласили настойчивое стремление представить публике выдающихся мастеров камерных жанров, живущих не только в России, но и за рубежом. О том, что получилось – судить не нам, но мы гордимся тем, что в десяти минувших фестивалях, наряду с российскими музыкантами, участвовали и десятки талантливейших коллективов и солистов из разных стран Европы, Азии и Америки. Мы всегда стремились предоставить сцену подлинным мастерам, способным заворожить, поразить публику, дать слушателям возможность почувствовать нечто особенное. Другими словами, заставить пришедших в зал людей, даже очень далеких от академической музыки, пережить такое эмоциональное состояние, которое способно остаться в памяти на долгие годы.

– А чем будете поражать в этом году, ведь зарубежных музыкантов, как известно, в вашем фестивале на этот раз не будет?

– Ну, на загранице, как известно, свет клином не сошелся. Россия пока еще талантами не оскудела. Конечно, жаль, что наши званые гости так и не получили въездные визы, и мы не услышим литовский фортепианный дуэт, пражское «Гварнери-трио», швейцарский кроссовер-квартет и венгерского виолончелиста Ласло Феньо. Но их, и я думаю, с немалым успехом заменят петербургский «ПетРоДуэт», Трио нашего Филармонического общества, «Чижик-джаз-квартет» и наш же виолончелист Алексей Жилин. Правда, не могу не сказать о том, что все наши несостоявшиеся гости прислали трогательные видеообращения, в которых приветствуют фестиваль и выражают надежду на встречу в будущем году. Надеюсь, что так и случится.

Чижик-квартет

– Ну а кто, кроме вышеназванных артистов, примет участие в фестивале?

– Откроется фестиваль 30 октября в Большом зале Филармонии концертом недавно созданного из артистов оркестра Юрия Темирканова Молодежного камерного оркестра под управлением Ярослава Забояркина. Солисткой в концерте выступит Полина Осетинская, которая исполнит ре минорные концерты Баха и Моцарта. Закроется же фестиваль в том же зале 6 ноября концертом, который мы назвали «Вивальди-гала». В программе – не только популярнейшие скрипичные концерты «Времена года», но и другие инструментальные сочинения Вивальди, а также арии из опер и ораторий композитора, которые прозвучат в исполнении московской певицы Яны Иваниловой.

Между этими концертами, помимо уже упомянутых, в Малом зале Филармонии состоятся еще два концерта: сольный дебют молодой петербургской пианистки Елизаветы Украинской и концерт братьев Бессоновых – пианиста Ивана и скрипачей Даниила и Никиты, в прошлом петербуржцев, а ныне – учащихся Центральной музыкальной школы при Московской консерватории. Надеюсь, что одареннейшие ребята доставят слушателям немало удовольствия.

– А вы уверены, что публика, как это бывало в прошлые годы, заполнит залы до отказа? Ведь многие любители музыки побоятся пойти на концерты из-за пандемии?

Напротив, я уверен в обратном и не жду аншлагов. Но мы, предвидя это обстоятельство, запланировали запись всех концертов на профессиональное видео, которое затем будем выставлено и на сайте Филармонического общества, и на канале Общества в YouTube. Таким образом, желающие, и не только петербуржцы, смогут увидеть и услышать эти концерты в приличном качестве. К тому же, у нас есть опыт подобной работы – в течение июля-сентября мы поставили на нашем канале 50 мини-концертов петербургских музыкантов, собравших на сегодняшний день многие тысячи просмотров и благодарных откликов.

– А что вы думаете в целом о состоянии нашей концертной жизни и о сегодняшней публике?

– Если коротко, то берусь утверждать, что состояние нашей концертной жизни в последние годы достигло небывалых высот. Кто только не играет в наших залах и что только в них не звучит. И нет никакого резона жаловаться на качество программ и исполнений. Другое дело, что наступило новое время, в котором очень сложно выйти за пределы окошечка айфона или айпэда, почитать толстую книгу, неспешно пообщаться с друзьями, не говоря уже об утерянном навыке писать друг другу длинные письма.

Изменилась и публика. Раньше женщины без туфель-лодочек в Филармонию не приходили, люди в антрактах не рвались к буфетам и не уходили из зала, пока артисты не покинут сцену. Сегодня все иначе. И с этим приходится считаться. Очень не хватает умной музыкально-просветительской работы на радио и телеканалах, почти умерла музыкальная критика. И тем не менее, людям нужны концерты, нужно общение с музыкой и музыкантами. Да, нельзя не признать: высокое искусство, увы, нужно немногим. Ну что ж, будем работать для них. С немеркнущей надеждой на то, что в будущем все же число истинных любителей прекрасного непременно увеличится.